Оцените работу сайта (качество информационных услуг)

Какой была подгора в начале 20-го века

( Прогулки по предреволюционному городу…)

В начале 20-го века Тобольск "хорошего строения и торгу принадлежит к лучшим городам Сибири». « В следствие долговременного первенствующего значения Тобольска для всей Сибири, памятники старины сохранились в нем в большем количестве, чем в других сибирских городах. Город располагался частью на горе, на крутом берегу Иртыша, частью - в низине между нагорьем и рекой. Перепад между террасами (верхним и нижним городом) составлял почти 30 сажен. Верхний и нижний город соединяли взвозы: Казачий, Никольский, Прямской( он же Софийский, Базарный).

Верхний город представлял из себя исторический, духовный и административный центр губернии. Здесь располагались: кремль, духовная консистория и архиерейский дом, здание Губернских присутственных мест с окружным судом и полицейским управлением, Софийский собор, памятник Ермаку, тюрьма знаменитая своими размерами.

Подгорная часть города было наиболее населенным местом. Здесь находились: 9 каменных церквей и часовня, воздвигнутая в память мученической кончины императора Александра II, почти все гражданские и духовные учебные заведения (за исключением Богородице-рождественского приходского, женского епархиального училища) гостиный двор, рынки (мясной, хлебный, сенной, дровяной, рыбный, толкучий), магазины и оптовые склады, городская дума с управой, городской банк, городовое полицейское управление и пр.

Как отметил В. Кириллов, протоки, речки и ручьи послужили "образующей основой планировки всего нижнего города, дав направление основным продольным и некоторым поперечным улицам". Архитектурными доминантами города являлись церкви и некоторые из казенных и общественных зданий.

К началу 1880-х гг. в Тобольске насчитывалось 21 церковь (в том числе одна римско-католическая и одна протестантская) и мужской монастырь. Число храмов во второй половине XIX – начале XX вв. значительно увеличилась. В Тобольске в 1910 г. было уже 27 православных храмов, костел, кирха, мечеть, синагога. Согласно плану города они были более или менее равномерно распределены по территории города, хотя центральная (более древняя и более привилегированная часть города) имела, пожалуй, чуть больше церквей на единицу площади.

Численность жилых домов в Тобольске в середине XIX в. составляла 2214 (1851 г.). Однако к началу ХХ в. число жилых строений в Тобольске заметно увеличилось: в 1904 г. их насчитывалось 3109, а в 1910 г. уже 3379.

В городе преобладали деревянные дома с затейливым декоративным убранством фасадов, деревянной резьбой и ажурными металлическими украшениями. Численность деревянных жилых домов в 1851 г. составляла 2198 (99,3), в 1904 г. - 3066 (98,6), в 1910 г. - 3157 (93,4). Таким образом, несмотря на рост абсолютной численности деревянных жилых домов их удельный вес в общем составе жилого фонда во второй половине XIX - начале XX вв. начинает неуклонно снижаться в пользу каменных.

В эти годы в Тобольске (в отличие от Омска) наблюдается оживленное строительство каменных жилых строений число которых возросло в 11,6 раз: с 16 (1851 г.) до 185 (1910 г.). Удельный вес каменных жилых зданий в общей застройке так же заметно увеличился: с 0,7 до 6,6.

Каменное строительство начинает оказывать заметное влияние и на деревянную застройку города. Как отметил Кириллов "традиционные срубные избы благодаря тесовой обшивке превращены местными мастерами в подобие каменных строений". В конце XIX – начале XX в. появляются многоквартирные дома предназначенные специально для сдачи в наем. Очень часто низ у них был каменный, а верх деревянный. Особенностью этих поздних домов являлись большие, городского типа окна.

Прирост городской территории шел главным образом за счет нижнего города. Общая протяженность улиц в начале ХХ в. несколько возросла. В 1904 г. в Тобольске насчитывалось 47 улиц и переулков общей протяженностью 33,8 верст. К 1910 г. их число увеличилось до 58, а протяженность до 40 верст. Многие улицы Тобольска (более 1/3 в начале 1880-х гг.) были вымощены деревянной мостовой. Тротуары на улицах содержались домовладельцами. Каждый домовладелец обязан был поддерживать мостовую на участке лежащем против его усадьбы.

Следует отметить, что протяженность мощеных улиц в начале ХХ в. увеличилась в 1,5 раза (с 4,6 до 7 верст) и общая площадь мощения улиц увеличилась с 13,6 % ( 1904 г.) до 17,5 % (1910 г.). Удельный вес мощеных тротуаров к общей протяженности улиц город составлял в 1904 г. 39,1 % , в 1910 г. 25,0 %.

Центральные улицы губернских центров Западной Сибири во второй половине и даже в конце Х1Х в.отличались пристальным благоустройством, но помимо них, другие улицы сохраняли, как и прежде, многие черты сельского быта: домашний скот, огороды, сады. Тобольск в этом отношении не был исключением. По данным полицейского управления в Тобольске в 1890 г. насчитывалось 4306 лошадей, 2982 крупного рогатого скота, 288 свиней и 580 коз и овец.

Отчет Тобольского полицейского управления о состоянии г. Тобольска за 1890 г. отмечал, что "многие хозяева, имея при домах огороды, садят разные овощи: капусту, картофель, огурцы, лук, морковь, репу, редьку, свеклу и т.п. не только для собственного употребления, но и для продажи на городском рынке".

Однако в начале ХХ в. постепенно вырисовывается тенденция на сокращение общего поголовья скота. Так, если в 1893 г. в Тобольске было учтено 2296 лошадей и 1560 голов рогатого скота, то в 1911 г. численность лошадей в городе сократилась до 1067 лошадей и 1316 голов рогатого скота.

в начале ХХ в. технический прогресс начинает вторгаться и в городское благоустройство. Весной 1900 г. Тобольская городская управа заключила договор на строительство водопровода с московской фирмой "Нептун" протяженностью около 9 вер.с ежедневной подачей воды в 110 тыс. ведер.

Городской водопровод содержался за счет средств получаемых от продажи воды. Доходы за отпущенную воду и произведенные работы в 1914 г. составил 19 626 руб. 15 коп., расходы на его содержание исчислялись в 15 702 руб. 84 коп. Таким образом, в этом году деятельность водопровода принесла в городскую казну 3 923 руб. 31 коп.

Освещение города долгие годы оставалось керосиновым. Главные улицы в темные ночи освещались в начале 1880-х гг. 120 фонарями, снабженными керосиновыми лампами. Время от времени городское самоуправления предпринимало малоуспешные попытки по улучшению уличного освещения. В 1904 г. улицы города уже освещало 178 керосиновых фонарей. Однако в первое десятилетие, ввиду нехватки городских средств, уличное освещение сокращается до 89 фонарей (в том числе 6 электрических и 83 керосиновых).

Однако и в этой сфере городского хозяйства наблюдается технический прогресс. Гласные Тобольской городской управы открыли впервые свое заседание при электрическом освещении 7 августа 1908 г. Электричество было подведено с небольшого электрогенератора водонапорной станции. После первого опыта электричество стало быстро распространятся по городу. Кроме электростанции водопровода в Тобольске построили отдельную станцию мощностью в 40 киловатт.

Если еще в первой половине XIX в. пожары в Тобольске не были редкостью (хотя и не носили столь опустошительного характера, как в предшествующем) и наносили вполне ощутимый ущерб городу и горожанам, то уже в конце XIX - самом начале XX вв. в результате целого комплекса принятых мер и развития городской пожарной службы их число и приносимый ими материальный ущерб значительно снизились. Число пожаров в 1908 г. составило 7, в 1911 г. - 9, в 1913 г. - 11. Число погоревших домов: 5,9 и 11 соответственно. В 1913 г. Тобольская городская пожарная команда состояла из брандмейстера, 3 старшин и 36 пожарных. В их распоряжении было 30 лошадей и соответствующий пожарный инвентарь.

Через Тобольск на Тюмень, Томск и др. города Западной Сибири были проложены речные маршруты первых пароходов.

Урбанизация и индустриализация Сибири, также как и в России в целом, вызвали серьезный рост культурных потребностей городского населения и изменение социально-культурного облика одного из старейших сибирских городов - исторической столицы Сибири - Тобольска. Городское хозяйство на базе достижений научно-технического прогресса получает водопровод и электрическое освещение. Обновляется и видоизменяется инфраструктура городской культуры.».

       «…В культурном отношении Тобольск (Подгорат.к. все заведения были там) в значительной мере сохранял свои позиции одного из ведущих культурных центров Западной Сибири. Культура Тобольска была богата своими традициями и опиралась на социокультурный потенциал, накопленный в городе во времена относительно недалекого "столичного" прошлого. А.И.Куприянов справедливо отмечает, что Тобольск значительно раньше Томска (а значит и других сибирских городов) сформировался как культурный и духовный центр. В результате этого, в то время как в Томске еще в 1852 г. "продолжали обращать внимание на "несочувствие к образованию и неподвижность городского населения", в Тобольске уже более четверти века "подобное не имело места".

Однако в то время когда встал вопрос об открытии в Сибири университета, Тобольская городская дума на предложение Томской городской думы поддержать кандидатуру города Томска в этом отношении ответила, что: "1) Город Тобольск по многим весьма важным и непосредственным данным и основаниям сам имеет преимущество над Томском в отношении учреждения здесь первого Сибирского университета, 2) Если же правительству угодно будет избрать местом учреждения первого Сибирского университета г. Томск или Омск, то для Тобольска почти совершенно безразлично во всех отношениях, в котором бы из названных городов ни учредилось такое заведение". Как известно, правительство остановило свой выбор на Томске, где и был открыт университет.

В 1898 г. в Тобольске было возведено деревянное, двухэтажное здание театра в "русском стиле". В газете "Степной край" появилась заметка в которой отмечалось, что "в сравнительно бедном Тобольске принялись строить чуть ли не дворец-театр с широкими планами создать "общедоступный народный театр". В сентябре 1899 г. в театре состоялся первый спектакль - комедия А.Н. Островского "Свои люди - сочтемся".

В 1911 г. "Народная аудитория" была капитально перестроена. По данным В.И.Кочедамова был значительно расширен зрительный зал, построено вместительное фойе и ряд вспомогательных помещений, были устроены электрическое освещение и паровое отопление от собственной котельной. Местные котельные стали появляться и в других домах. К сожалению, тобольский деревянный театр немного не дожил до своего столетия, в 1990г. этот уникальный объект деревянного зодчества погиб в огне пожара.

В начале ХХ в. во всех губернских центрах появляются первые кинотеатры.в Тобольске первый электротеатр "Люкс" был открыт в 1908 г. В 1910 г. здесь уже действовало 4 кинотеатра ("Люкс", "Искер", "Модерн", в "Народной аудитории").

В Тобольске издавалось 3 газеты ("Тобольские губернские ведомости", «Тобольские епархиальные ведомомти» и одна частная - "Сибирский листок"). Интересно отметить мнение о последней из них поэта-революционера П.Якубовича: "... Без лести должен сказать,- писал он редактору-издателю М.Костюриной,- что "Сибирский листок", на мой взгляд, все улучшается, становится ничем не хуже других хороших сибирских газет... Мне кажется, что по интересности и количеству сведений "Сибирский листок" бывал иногда лучше "Степного края" к которому питаю большие симпатии...".

Большинство населения принимало участие в религиозных праздниках. При многих церквях были библиотеки. К этому времени богомолья для значительной части горожан имели не только религиозную, но и познавательно-развлекательные цели: приобретение новых впечатлений, отдых и т.п. Большое оживление на городских улицах вызывали крестные ходы. Д.И.Менделеев, наблюдая в 1899 г. в Тобольске торжественную многолюдную религиозную процессию, писал: "Вспомнилось опять детство, потому что и тогда все то же совершалось и все мы вместе со всем городом принимали свое участие" Эта неизменность порядка крестных ходов была обусловлена традиционностью православных обрядов".».

       «…"Большими проезжими" улицами "под горой" были Архангельская (Ленина), Рождественская (Семакова) и Благовещенская (Мира). Непосредственно под горой, между устьем Курдюмки и Никольским взвозом находился один из наиболее старых районов города. Здесь находились Богородицкая церковь (снесена), костел, мужская гимназия. Между подошвой Троицкого мыса и реч. Курдюмкой, вдоль нее, плавно изгибалась Богоявленская ул. (Розы Люксембург). Эта улица, впрочем, как и многие другие улицы Тобольска была замощена толстыми деревянными плахами и это, по мнению С.П.Заварихина, придавало ей "монументальность, несмотря на то, что большинство зданий на ней были деревянными". Богоявленская ул. вливалась в “широкий, пологий и тоже мощеный плахами Никольский взвоз.

Близ моста, почти у самой подошвы мыса была возведена большая двухэтажная Богородицкая церковь (перестроена в 1744 г. из одноэтажной), которая ранее называлась Богоявленской. Традиционно по церкви была названа и улица. Рядом с церковью располагалась одноэтажная каменная богадельня - первое барочное гражданское здание Тобольска. В конце улицы стояло длинное двухэтажное здание, в котором размещалось длительное время мужская гимназия. В конце XIX в. на Богоявленской ул. появилось два новых каменных здания. Напротив старого здания мужской гимназии был выстроен новый корпус гимназии, в "духе казенного ампира". Примерно в это же время на месте старого деревянного театра была возведена из красного кирпича кирха .

На протяжении последующих лет именно эта часть города представляла своеобразный “эталон” для других районов Нижнего города. Нижняя часть, от подошвы горы до реки, стала заселяться позднее. Все это пространство первоначально представляло собою не что иное, как отмель, образованную рекой вдоль скатов Киселевки и Панина бугра. Множество ручейков бороздило эту низменную часть у реки в направлении от юго-востока на северо-запад, образуя местами мелкие озера и болота.

С "горы" вытекали речки Курдюмка и Тырковка (в черте города именовалась Архангельской), а из болота - Монастырка и Солянка, или Большая и Малая Стрелки. Все они впадали в Иртыш. Курдюмка и Тырковкапо слиянии своем в городе - у Базарной пристани. А Монастырка (Большая Стрелка) и Солянка (Малая Стрелка) - около Знаменского монастыря. Пиляцкое озеро тянулось длинным рукавом в юго-западной части города к югу, в крайней части города. Речка Атресиха, вытекающая из мелкого озера, до впадения своего в реку, затапливала весной свои низменные берега.

Через речки протекающие по городу Тобольску, для удобства сообщений между различными частями города, было устроено до 16 деревянных мостов, на сваях. Нижний город развивался, подчиняясь лишь ландшафтным условиям - бровкам террас, берегам речек, направлениям проезжих дорог. Планировка неукрепленного посада изначально была по-средневековому весьма хаотичной. Только в XVIII в. было предпринято несколько попыток придать нижнему городу более регулярную планировку. В 1837 г. была проведена очередная съемка плана Тобольска, на основе которой был составлен и "высочайше конформирован" 2 июня 1839 г. план развития города. По этому плану в 1845 г. были проведены новые улицы. Однако потребовалось еще несколько десятков лет прежде, чем нижний город принял более регулярный вид постепенно ликвидируя следы свободной застройки.

Подгорная (Подольная) часть города постепенно превратилась в наиболее населенную часть Тобольска. Здесь находились: 9 каменных церквей и часовня, воздвигнутая в память мученической кончины императора Александра II, почти все гражданские и духовные учебные заведения (за исключением Богородице-Рождественского приходского и женского епархиального училищ). Здесь же располагались: городской банк, городовое полицейское управление, казармы Первого Сибирского линейного батальона и кантонистов.

Почти с момента основания города у подошвы Троицкого мыса в устье реч. Курдюмки при ее впадении в Иртыш на ее южном берегу обосновался базар с торговыми рядами, хлебными и соляными амбарами, баней. Подобное размещение диктовалось удобством расположения у главной транспортной магистрали - р. Иртыш. Товары разгружаясь с судов сразу же попадали на главное торговое место города. Позднее все это разнообразие торговых мест превратилось в Базарную площадь.

Площадь не имела четких границ. Она простиралась практически от самого берега и была завалена привезенными товарами, застроена различными складскими помещениями (сараями, амбарами, складами), торговыми рядами, деревянным гостиным двором. Во второй половине XIX в. на Базарной площади вместо деревянных возводится несколько каменных корпусов. В 1875-76 гг. на мучном базаре выстроен был каменный корпус с лавками для торговли мукой и другими продуктами. Затем, в 1878-1880 гг. вместо старого деревянного был выстроен новый каменный гостиный двор. Южный фасад площади украшала церковь Захария и Елизаветы, выстроенная здесь еще в конце XVIII в. (освещена в 1776 г.). По мнению и сследователей тобольское барокко в Захарьевской церкви "достигло своей наивысшей точки развития" и в градостроительном смысле она играла весьма важную роль - она должна была " связывать вертикали нижнего города с ансамблем Троицкого мыса и формировать прибрежную панораму Тобольcка".

От Базарной площади и церкви Захария и Елизаветы, мимо Андреевской церкви, с юга на север, до реч. Монастырки, а затем и далее на юг, протянулась Пятницкая (Благовещенская) ул. (Мира), которая являлась одной из важнейших системообразующих улиц нижнего города. Недалеко от Базарной площади на четной стороне Благовещенской (Пятницкой) ул. был выстроен первый каменный трехэтажный частный обывательский дом - дом купцов Володимировых (ок. 1760 г.). В этом здании после пожара 1788 г. размещалась казенная аптека. Во второй половине XIX в. оно принадлежало вдове-подполковнице Кривцовой.

Почти напротив Знаменского монастыря раскинулась Благовещенская (плац-парадная) площадь, которая в плане представляла почти правильный квадрат. "По своему положению в застройке" Благовещенская площадь относилась к типу "внутренних" или "закрытых". Восточная сторона площади была образована кварталом с Благовещенской церковью (не сохранилась). Западная сторона - зданием городского общественного управления. Южную и северную сторону площади ограничивали здание почтамта и бывший дом купца Куклина соответственно. Городское общественное управление размещалось в трехэтажном каменном доме, построенном около 1762 г. купцом Шевыреным. Двухэтажный каменный дом купца Куклина, впоследствии приобретенный казной для размещения в нем генерал-губернаторов Западной Сибири был построен после 1788 г. После того как Главное управление Западной Сибири перебралось в 1839 г. в Омск этот дом служил резиденцией Тобольских губернаторов.

Двухэтажное каменное здание в котором разместилась Тобольская губернская почтовая контора было выстроено около 1790 г. провиантмейстером Северюковым, перекупленное позднее купцом 1-й гильдии и именитым гражданином Федором Кремлевым, который в 1795 г. был вынужден продать его ведомству Императорского московского почтамта. Почти напротив дома Куклина в 1916 г. был выстроен двухэтажный каменный дом с полуподвавлом купцами Корниловыми. Практически, по внешнему виду, это мини дворец возведенный в духе эклектики. Здесь же находились Благовещенская церковь (заложена в 1735 г.), Благородное собрание, Рождественская церковь (1692 г.). Улица заканчивалась у Пятницкой церкви, которая и дала название улице.

Важнейшим системообразующим элементом застройки нижнего города и одним из наиболее старых культурных центров, сложившихся еще в XVII в. являлся мужской Знаменский монастырь - самый древний в Сибири. Он был основан в 1596 г. и неоднократно в последующие годы менял свое место расположения пока в 1623 г. не занял место в подгорной части на берегу реч. Абрамовки. Первая каменная Спасо-Преображенская церковь была заложена в конце XVII в. (не сохранилась). Большинство каменных построек на территории монастыря было возведено в XVIII в. В 1730 г. в северо-западном углу монастыря началось строительство большого двухэтажного корпуса для монахов, к восточному углу спустя 30 лет была пристроена церковь. В 1768 г. к западной стене монастыря была пристроена сорокаметровая колокольня. Наличие большого комплекса каменных зданий позволило монастырю очень быстро стать важнейшим культурным центром не только Тобольска, но и, на какое-то время, всей Сибири. С 70-х гг. XVIII в. монастырь стал постепенно превращаться в главный православный учебный центр Западной Сибири. Сначала сюда с Софийского двора была переведена славяно-латинская школа, позднее она была преобразована в семинарию, что несомненно свидетельствует о возрастающем культурном значении монастыря. Выстроенные в первой четверти XIX в. два здания для семинарии в 1870 г. были включены в большой семинарский корпус. В семинарии за многие десятилетия была собрана великолепная библиотека.

От Знаменского монастыря вдоль реч. Абрамовки расположились городские кварталы, которые внешним видом напоминали большое приречное село "с бесчисленными лодками на берегу, сходнями (для забора воды, стирки и т.п.), растущими из воды кустами. Здесь преобладала деревянная застройка, среди которой выделялись характерные двухэтажные бревенчатые дома, украшенные "фронтонами и резными подкарнизными фризами". Население Благовещенского прихода составляло наиболее зажиточную часть города. Улицы в этом районе были широкими и содержались "в наибольшей чистоте и опрятности". Дома и усадьбы были лучше обстроены и содержались в относительном порядке.

Центром самой южной окраины Тобольска была каменная Андреевская церковь, расположенная недалеко от рукава реч. Архангелки. Она была выстроена на месте деревянной в конце XVIII - начале XIX в. Вокруг церкви расположились относительно бедные кварталы города. Голодников К. в своей книге отметил, что жили здесь преимущественно небогатые мещане, "городовые крестьяне" и бедные канцелярские чиновновники.

Недалеко от Прямского взвоза берет начало еще одна из системообразующих улиц Нижнего города - Большая Архангельская ул. (Ленина). "Изогнувшись перед мостом через Курдюмку, улица распрямляется и уходит к дальней, южной окраине Тобольска". Здесь у Курдюмки первые ее кварталы застроены "двухэтажными домами с потемневшими от времени срубами, с обязательными наличниками окон и карнизами на резных кронштейнах". "Большие дворы этих домов за высокими заборами всегда уютны, загромождены поленицами, наполнены запахом старого дерева и устоявшегося быта. Почти из каждого двора виден кремль и купола одной-двух церквей нижнего города". Здесь же находилась выстроенная в середине XVIII в. большая приходская Михаило-Архангельская церковь, построенная в основном в 1745-1754 гг. Чуть дальше по улице в конце ХIХ в. было сооружено двухэтажное здание Народной аудитории, построенное в "русском стиле" из дерева. Практически это был многофункциональный общественно-культурный центр города, в аудиториях которого давали представления театральные коллективы, выступали артисты различных жанров, показывали кинофильмы, устраивались народные чтения и т.п. На Архангельской ул. находилось двухэтажное каменное здание Мариинской женской школы. Оно было построено в 1790-х гг. советником Серебренниковым и впоследствии продано купцу Пирожникову.На Архангельской ул. находилось двухэтажное каменное здание Мариинской женской школы. Оно было построено в 1790-х гг. советником Серебренниковым и впоследствии продано купцу Пирожникову.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что культурное пространство Тобольска имело довольно сложную структуру в которой нашли свое отражение различные этапы становления и развития города. Культурное пространство города находилось под воздействием делавшего его населения. В начале XX вв. в городе возникают новые центры культурного притяжения и происходит усложнение социально-культурных характеристик как города в целом, так и отдельных его районов».

       А какая здесь под горой, бурлила общественная жизнь в те времена, сколько было всяких обществ… Давайте взглянем краешком глаза. «…Повышение культурной активности городского населения приводит к созданию довольно многочисленных обществ. В 1864 г. в Тобольске появляется Физико-медицинское общество. Оно действовало на основе устава, утвержденного Министерством внутренних дел 24 октября 1864 г. и состояло первоначально из 11 членов. Общество завело небольшую библиотеку состоящую, главным образом, из медицинских книг и специальных периодических изданий. Часто предметом заседаний общества становилось обсуждение различных случаев в сфере судебной практики.

В сентябре 1885 г. было основано Тобольское драматическое общество, которое согласно уставным документам имело целью: "доставлять своим членам возможность соединяться для исполнения на сцене различных произведений драматического искусства" и "способствовать через посредство сценических представлений к развитию эстетического вкуса".

В мае 1878 г. по ходатайству генерал-губернатора Западной Сибири Казнакова в Тобольске было открыто Тобольское отделение Императорского музыкального общества.

Кроме того, в Тобольске были созданы: Миссионерское общество, Тобольское окружное правление Общества спасения на водах, местное правление общества Красного креста, Общество вспомоществования бедным студентам Тобольской губернии, Общество вспомоществования бедным учащимся в губернской гимназии. Большинство жителей Тобольска исповедовали православие. По данным Голодниковав начале 1880-х гг. в Тобольске православного исповедания было 18897 чел. или 80% населения. К другим конфессиям относилось: иудеев - 2825 чел. (12), католиков - 1551 чел.(6,6 ), мусульман - 185 (0,8 ), протестантов - 40 (0,2 )

Заметную роль в культурной жизни города играли духовные учебные заведения. Помимо старейшей духовной семинарии в Тобольске в 1870-е гг. существовали духовное училище для детей мужского пола, духовное училище для детей женского пола (епархиальное училище) и 2 церковно-приходских школы (4 в 1903 г.). Среди официальных изданий - "Епархиальные ведомости". Кроме всего прочего, Тобольск славился церковными древностями.

С целью более широкого привлечения различных слоев городского населения к делам религии и церкви (и чтобы не отстать от запросов времени) основные конфессии Тобольска, впрочем, как и в других городах России во второй половине XIX в. начинают создавать различные общественные организации. В Тобольске появляются Тобольский Епархиальный комитет Православного миссионерского общества (1872 г.), Тобольское Епархиальное братство св. великомученника Дмитрия Солунского (1887 г.), Тобольский отдел Императорского православного Палестинского общества, Тобольское Епархиальное попечительство о бедных духовного звания, Комитет вспомоществования нуждающимся учащимся в Тобольской духовной семинарии, Общество вспомоществования нуждающимся воспитанницам Тобольского епархиального женского училища. Кроме того в Тобольске были созданы: Тобольское мусульманское общество, римско-католическое благотворительное и др.

Отделение Православного миссионерского общества 14 мая 1872 г. впервые совершило в г. Тобольске празднование дня памяти св. Кирилла и Мефодия - просветителей славян. Праздник этот был организован с целью "споспешествовать миссионерскому обществу к распространению среди населения нравственно-религиозных истин"

В начале ХХ в. губернские города Сибири превращается в крупные культурные центры. Культурная жизнь города опиралась на целую систему учреждений культуры: учебные заведения, библиотеки, клубные учреждения, театр, музей, редакции газет.Обновляется и видоизменяется инфраструктура городской культуры.».

А как выглядели жители подгорной части Тобольска в начале 20-го века? «… Раньше было принято одежду шить самим и она была традиционна. Девушки шили приданое : платья , бельё, повседневную одежду. Шили на заказ и портные. Привозили в Тобольск платья и из Парижа. Но с течением времени увеличивался привоз в Сибирь готового платья из Европейской России. Особенно усилилась конкуренция производителей готовой одежды с местными портными в 90-е гг. XIX в., после проведения Сибирской железной дороги и увеличения производства готового платья на российских фабриках. Распространенным типом магазинов в русских городах в это время стал «Дом готового платья», где на вывесках наряду с фамилией владельца фирмы нередко было написано что-либо в роде: «Венский шик».

Цены на готовое платье на Нижегородской ярмарке, с которой осуществлялось снабжение Сибири, в 1899 г. составляли: на дамские жакеты 5–15 руб., мужской полный костюм 6–15 руб., сюртук и жилет 11–20 руб., брюки — 1 руб. 50 коп., пальто драповое или бобриковое на вате — 9–12 руб., пальто на барашковом меху — 18–30 руб. Однако фабрики готового платья обслуживали в основном средние и малосостоятельные слои, тогда как богатая клиентура, не терпящая шаблонности и требующая выполнения субъективных капризов, долгое время оставалась верной портному. Заказчики обычно шили у постоянного портного, некоторые портные, обслуживавшие зажиточную публику, имели у себя в мастерских манекены, специально сделанные по фигуре заказчика, что давало возможность шить без примерки и обслуживать иногородних клиентов. В крупных портновских мастерских хозяин одновременно был и закройщиком, а шили наемные мастера.

Это же можно сказать и про обувь. Однако местные производители выделывали только массовую обувь для низших и средних городских слоев.Для ухода за одеждой в начале XX в. в сибирских городах появляются специализированные заведения.В конце XIX — начале XX в. все шире среди провинциальных горожан распространяются инновации в одежде, все меньше используются ее традиционные виды.В условиях значительной социальной неоднородности городского населения, большую роль в трансформации костюма играла мода, отвечавшая потребностям социального престижа. Все это способствовало более быстрому, в отличие от села, отходу от традиционного костюма и закреплению в быту его общеевропейских городских форм. Как отмечалось, — «в середине XIX в. в одежде большинства горожан господствовало сочетание традиционных и новых элементов. Далее довольно бурно шел процесс смешения и вытеснения старины».

Старые наряды еще сохранялись во многих городских семьях в это время, но носили их (наряду с новыми) преимущественно пожилые люди.В начале 1900-х гг. в связи повышением интереса к прошлому, и с распространением псевдорусского стиля, затронувшего в некоторой степени и прикладное искусство, среди интеллигенции возрастает интерес и к национальным чертам одежды. В итоге в некоторых группах городского населения появляется своего рода мода на русский костюм. Стилизованный русский наряд девушек с сарафаном и кокошником, украшенный яркими бусами и блестками, использовался в широкой городской среде во время маскарадов, вечеринок, балов «в русском стиле». По-русски наряжали кормилиц, нянюшек, дворников в богатых семьях. Городским извозчикам предписывалось ношение костюма в нарочито старинном русском стиле.

Преобладающими цветами мужских костюмов по-прежнему были темные: черный, синий, маренго (черный, с вкраплениями белого или серого), темно-серый, реже коричневый. Выходные костюмы (фраки, визитки, смокинги) шили только черными. Фактура материалов была главным образом гладкая или с небольшой выделкой (шевиоты, бостоны). Полосатые материалы (для костюмов и брюк) имели нерезкую расцветку полос, обычно светлее или темнее основного цвета материи. Клетчатые материалы не имели широкого распространения.Популярной выходной одеждой сибирских горожан по-прежнему был сюртук. Брюки к нему шились из того же материала, без лампасов и манжет. С начала XX в. все большее распространение получили полосатые брюки, обычно в серо-черную полоску. Сюртук носили с крахмальным бельем, но не обязательно с рубашкой, а чаще с пристяжной манишкой. Обувь с сюртуком носили только черную: ботинки на шнуровке либо штиблеты. Туфли и полуботинки с сюртуком не носили. Из головных уборов принято было надевать котелки, фетровые шляпы и даже форменные фуражки, летом — соломенные шляпы (панамы или канотье — соломенная шляпа с низкой, цилиндрической формы тульей и прямыми, узкими полями).

Основным же типом мужской одежды, как и теперь, был пиджачный костюм. Буржуазия и интеллигенция носили его как повседневную одежду, рабочие — как выходную. Пиджачный костюм состоял из пиджака, брюк и обязательно жилета. Пиджаки носили двубортные и однобортные. Двубортные пиджачные костюмы были преимущественно темные (черные, синие или темные в светлую полоску). Материалом служили креп, бостон, шевиот. Однобортные пиджаки были как темные, так и светлые.

Пиджаки шили удлиненными, с довольно широкими лацканами. Рукава делали короче, чем сейчас, чтобы крахмальные манжеты выступали на 2–3 см из-под рукава. Двубортные пиджаки застегивались на три, иногда на четыре пуговицы (на четыре пуговицы носил народ попроще, главным образом рабочие, приказчики, мелкие торговцы, это была устоявшаяся мода в 1910-х гг.). Ряды пуговиц были расположены довольно близко друг от друга и строго вертикально. На двубортных пиджаках зачастую не было верхнего кармана. Они обычно имели сзади разрез (шлицу), который позволял не мять пиджак при сидении.

Однобортные костюмы шились из того же материала. Рисунок ткани был в полоску, «в елочку» и очень мелкую клетку (преимущественно на летних костюмах). Застегивались однобортные пиджаки на две или три пуговицы и имели верхний карман. Однобортные пиджаки носили, не застегивая на пуговицы, поэтому жилет был хорошо виден. Иногда, главным образом, летом, жилет носили из другого, чем весь костюм, материала. Летом при однобортных пиджаках иногда носили пояс-жилет, представляющий собой широкий пояс из того же материала, что и костюм, или из белого пике (хлопчатобумажная, реже шелковая ткань, лицевая поверхность которой выработана в виде рубчиков различной формы), застегнутый на три-четыре пуговицы. Рабочие носили пояса из широкой тесьмы, застегивающиеся на одну-две пряжки или нашитые ремешки, с кожаным кармашком для часов с левой стороны.

Брюки к пиджачному костюму носили неширокие (20–22 см внизу), длинные, так что они заламывались на обуви. Обшлага на брюках делали редко, причем преимущественно при однобортном пиджаке; стрелка (заутюженная складка на брюках) тоже не была распространена. Рабочие, которые обычно носили брюки заправленными в сапоги, не гладили их вообще.

Основными фасонами галстуков были самовязы, регаты и бантики. Одноцветные (черные, белые, цветные), преимущественно неярких тонов или в мелкий рисунок (цветы, полоски, клеточки, крапинки, горошины), они изготовлялись из плотного натурального шелка или атласа. Самовязы иногда делали из тонкой парчи.Гораздо большее распространение, чем в наши дни, имели бантики-«бабочки». Их носили с фраком, вицмундиром, форменным и гражданским сюртуком и реже с костюмом. Самовязы носили с костюмом, сюртуком и визиткой, завязывая их широки узлом. Верхний и нижний концы галстука скалывали специальной булавкой. Галстуки того времени были короче, чем современные, так как их обычно заправляли под жилет.

Значительно чаще, чем самовязы встречались регаты — галстуки, внешне похожие на самовязы, но с готовым фабричным, раз и навсегда завязанным узлом. Они имели два конца с застежками в виде пряжки с зубчиками, позволявшими регулировать охват шеи. У чиновников, купцов, приказчиков регаты совершенно вытеснили самовязы, потому что всегда сохраняли форму узла, и их можно было быстро надеть и снять.

Просто одевались рабочие. У рабочих распространены были косоворотки, сшитые из сатина или шелка, или рубашки с отложным воротничком. Рубашки и косоворотки надевались как в брюки, так и навыпуск. Они подпоясывались шелковым шнурком или широким эластичным поясом. Летом носили жилетку без пиджака, брюки заправляли в сапоги, являвшиеся предметом особого щегольства. Сапоги были хромовые, с многочисленными гармошками (складками), либо с «гамбургскими передами». Часто брюки и пиджак были разного цвета и фактуры. Носили также черные плисовые шаровары. В торжественных случаях рабочие могли надеть и галстук-регату.

Женщины-работницы носили ситцевые платья, на работу обычно темные. На производстве надевали сверху халатик или передник. Выходные платья старались приобрести шерстяные. На улице в холодную погоду носили короткие на ватине кофты. Предметом особых забот были головные платки, шали, полушалки. Разного цвета, разного качества, часто красивой расцветки, они сразу меняли облик женщины. Сережки, колечки, брошки и браслеты были в большом ходу, чаще всего серебряные или позолоченные с искусственными камнями. Прическу делали простую, узлом, закалывали обычными железными шпильками. Девушки носили косы. Косметика почти не применялась: в рабочей среде считалось стыдным румяниться и пудриться, особенно девушкам. Духов и одеколонов обычно не покупали, ограничивались душистым мылом. Особенно в ходу было земляничное мыло.

Тобольские горожанки с достатком одевались в начале 20-го века так.Нижнее белье шилось из тонкой белой ткани: батиста, мадеполама (тонкая и плотная белая хлопчатобумажная ткань с глянцевым блеском), в зимнее время — из бязи. Ткань должна была быть мягкой и удобной для тела. При этом, по представлениям того времени «цветное белье носили только кокотки». Вначале надевали нижнюю рубашку, которую украшали тонким кружевом. Рубашка заправлялась в панталоны. Панталоны имели широкий пояс и разрез, чтобы при необходимости не возиться с завязками. Завязки шились или из тесьмы, или из того же материала, что и сами панталоны. Внизу панталоны украшались прошвами и кружевами.

Поверх рубашки надевался лифчик, он был длинным, до пояса, и застегивался впереди на многочисленные костяные или перламутровые пуговицы. С боков лифчика были выточки для бюста. Грудь должна была казаться высокой, но не выдавать округлостей. В моде были полные фигуры, при этом «если Бог обидел и женщина была тонкой, с маленькой грудью, ей ничего не оставалось делать, как подкладывать под лифчик нужных размеров подушечку».

Одним из важных элементов костюма были корсеты. Корсеты шились из тканей нежных тонов (голубого или розового) и украшались кружевами. В корсеты вставлялись планки из китового уса. Шнуровался такой корсет сзади. Некоторые модницы затягивали талию до 50 сантиметров. Какое это было мучение и для нее самой, и для тех, кто зашнуровывал ее корсет! Модной считалась фигура, напоминающая рюмочку: талия — осиная, бедро — крутое. Для того чтобы фигура приобрела модные пропорции, дамы зачастую пристегивали к лифу или корсету специальные подушечки: одну длинную сзади и две маленькие на бедра.

Нижние юбки, надевавшиеся под платья, должны были создавать силуэт в виде колокола. Для этой цели по подолу нашивали несколько оборок. Если платье было узким, нижняя юбка шилась без оборок. На талии юбка крепилась с помощью завязок. Помимо рубашки и нижней юбки под платье надевался шелковый чехол.

Чулки должны были гармонировать с цветом платья, они были или хлопчатобумажные, или фильдеперсовые (шелковистое, мягкое трикотажное полотно), гладкие без рисунка. Некоторые экстравагантные дамы предпочитали полосатые чулки контрастных цветов. Их носили с узкими длинными платьями. У платьев был большой запах, при ходьбе он раскрывался, и изумленному взгляду представала изящная ножка в ярком чулке. На ноге чулки крепились подвязками из широкой резинки, покрытой гофрированным шелком под цвет корсета.

В начале XX в. были в моде платья — «татьянки» с широкими юбками и рукавами реглан. Популярностью пользовался и втачной рукав, состоявший из двух половинок. Он обтягивал руку и украшался вышивками. Лиф платья отличался многочисленными оборками, рюшами из кружев или из того же материала, что и само платье. В начале XX в. стали носить платья с глубоким треугольным вырезом, через который выглядывала нарядная манишка. К одному платью шились несколько разного цвета и фасона манишек. Таким образом дама каждый раз представала как бы в новом платье.

Летом даже в самую жаркую погоду приличной даме (если только она была не на даче) было непозволительно появляться на людях в одном платье. Поверх платья обязательно нужно было надеть накидку из легкого шелка.

Вечерние платья украшались искусственными цветами из шелка и кожи. Шлейфы постепенно исчезали и оставались только на платьях невест. В моду вошли деловые костюмы с прямым силуэтом и большими буфами на рукавах. На прямых юбках появилась плиссировка. Подолы юбок обшивались специальной тесьмой, которая напоминала щетку. Она была под цвет одежды и предохраняла ее от грязи. По мере загрязнения тесьму отпарывали и стирали.К вечернему платью полагались туфли-лодочки с узкими носками на французском каблуке «рюмочкой». Их шили из тонкой кожи — лайки или шевро. Будничная женская обувь была разнообразной: кожаные сапожки с застежкой впереди или сбоку на многочисленных пуговицах, туфли и ботинки с тупыми или полукруглыми носками, с прямыми широкими или узкими каблуками; туфли с рантом для делового костюма.

Нельзя было обойтись без перчаток. Перчатки носили вязанные, из фильдекоса, лайковые или замшевые до локтя или короткие, кружевные либо трикотажные. Летом носили митенки (перчатки без пальцев), обычно ажурные, белые, оставлявшие обнаженными две фаланги.

Носить драгоценности в большом количестве считалось в начале XX в. уже признаком дурного тона, даже в купеческой среде. Обычный гарнитур включал в себя серьги, брошь, браслет и кулон одного металла или с одинаковыми камнями, не считая обручального кольца, и подбирался соответственно костюму. Только бриллианты можно было носить независимо от цвета платья, но носили их только в торжественных случаях.

Непременной принадлежностью женского костюма были кружевные и шерстяные шарфы, кашне; шерстяные манишки с воротником под горло, которые носили под пальто; горжетки из лисицы, песца, соболя, горностая; меховые боа и палантины; шали шелковые цыганские, испанские, кашемировые, ковровые; платки оренбургские с ажурной каймой; шейные шелковые, под демисезонные пальто.

В непогоду носили дождевики темно-серых или коричневых тонов, калоши мелкие или глубокие, их надевали на ботинки. С холодами надевали на ботинки фетровые или шерстяные боты на теплой подкладке. В морозы носили валенки: катанки розового цвета с всевозможными рисунками, черного цвета пимы, подшитые кожей, и такого же цвета чесанки. Варежки предпочитали рисунчатые или оренбургские однотонные.

Демисезонные пальто шили из шерстяных или драповых тканей. Зимние пальто подбивались ватой. В сильные морозы надевали шубу, чаще всего беличью. Воротники пальто делали из скунса, соболя, лисицы, выхухоли.

Пожилые женщины носили ротонды, тальмы, их платья были сшиты из тяжелого шелка или кашемира, а украшения отличались массивностью.

Женские шляпы выделялись разнообразием. Они были и с широкими, и с средними полями. В моде были береты, конфедератки с околышем, шляпы типа «ток», «рондо», «сомбреро», эспаньерки (пилотки), цилиндры и полуцилиндры, шляпы с шарфами, продернутыми через тулью, отделанные шелковыми, бархатными и кожаными цветами, перьями страуса, павлина, стеклярусными украшениями; шляпы из фетра и панбархата; капоры для детей и чепчики для пожилых женщин.Летние шляпы делали из тюля или шелка на проволочном каркасе, дамы охотно носили шляпки из натуральной и шелковой соломки.

Шляп было большое разнообразие, конкурирующие магазины и мастерские придумывали бог знает какие фасоны: с лентами, цветами, перьями, кружевами, вуалями. Шляпки серьезные, для девушек, для пожилых дам. Выбрать шляпу — целая мука: чтобы шла, была недорога, практична, не на один сезон.

Зимние меховые шапки шили прямой формы. Вначале на голову надевали легкий оренбургский платок, затем шапку, а сверху покрывали другим платком или шалью.

Уже в конце XIX в. в провинциальных городах распространенными были разнообразные аксессуары, дополнявшие внешний облик горожан: очки, пенсне, портфели, бумажники, часы, портсигары и т.д.

Наиболее распространенным типом очков в дореволюционной России были овальные очки в тонкой металлической оправе — стальной, вороненой, серебряной, золотой, с такими же тонкими, как сама оправа, дужками. Носили очки и в черепаховой оправе. Круглые стекла встречались редко и были небольшого диаметра. Круглые очки обычно были в тонкой черепаховой оправе. Дужки таких очков могли быть и металлическими. Так как металлические оправы были очень тонкими, а упоров на переносице, как на современных очках, тогда не делали, то зачастую дужку очков обматывали нитками, чтобы она не врезалась в переносицу.

Большое распространение имели тогда пенсне — очки, держащиеся на переносице посредством зажима. Стекла у них чаще всего были овальной формы, но встречались и серповидные и со стеклами прямоугольной формы. Оправа пенсне была такой же, как у очков. В дужке пенсне вставлялась пружина, сжимавшая переносицу, либо дужка сама растягивалась при надевании пенсне и сжимала переносицу. В дужки иногда вставляли пробковую или резиновую прокладку, чтобы уменьшить трение переносицы. На одном стекле пенсне обычно имелась петелька, в которую вдевался тонкий шелковый шнурок, оканчивавшийся металлическим крючком; при его помощи пенсне прикреплялось либо к лацкану пиджака, либо зацеплялось за ухо. Были пенсне, обычно золотые) в которых вместо шнура употреблялась тонкая цепочка.

Портфели не имели в то время столь широкого распространения, как сейчас. С ними ходили главным образом адвокаты, банковские служащие, иногда чиновники. Портфели тогда не имели ручек, и поэтому их носили под мышкой. Делали портфели из черной или темно-зеленой кожи, коричневые встречались редко. Кожа была гладкая или так называемая шагреневая, с тиснением. Иногда на портфелях было теснение в виде рамок. Портфели имели замок, никелированный или медный, закрывавшийся на ключик. На нижних уголках портфеля часто были укреплены металлические уголки. Подкладка портфелей делалась из муарового шелка.

Непременным атрибутом женского костюма была сумочка, которая подбиралась соответственно платью: к вечернему — бисерная, шелковая; к повседневному — ридикюли круглой или квадратной формы. Небогатые обычно сами шили сумочки из остатков материи к надетому платью. К ним пришивались кольца, через которые протягивались шнурки того же цвета. Сумочка украшалась кружевами. Ридикюли носились кожаные, разных цветов, с металлическими замочками и ручками. Были ридикюли из панцирной металлической сетки, серебряные и позолоченные.

Бумажники делали значительно большего размера, чем сейчас. Это понятно, потому что банкноты в то время были больше современных, и размер бумажника был, поэтому, равен согнутой пополам крупной ассигнации в 100 или 500 руб. В бумажниках имелись отделения для визитных карточек и почтовых марок. Они были без застежки или застегивались при помощи кожаного язычка, продеваемого в кожаную же петельку. Встречались бумажники, запиравшиеся на ключ. Иногда делали бумажники, вмещавшие записную книжку с петельками для карандаша.

Кошельки были самых всевозможных размеров, сорта и цвета, но почти всегда однотипные по конструкции. К металлическому каркасу с застежкой из двух шариков приделывался кожаный мешочек. В больших кошельках имелось специальное закрывающееся отделение, для золотых денег или крупных ассигнаций. Дамские кошельки имели такую же конструкцию, но меньший размер. Часто их делали из замши, либо сафьяна (баранья кожа очень мягкой фактуры). Были также дамские кошельки, сделанные из серебряных или вороненых колечек и имеющие ручку из цепочки. Такие кошельки одновременно исполняли роль сумочки.

До революции не было принято носить с собой папиросы в фабричных коробках. Для этого широко использовались портсигары. Портсигары были очень разнообразны по форме, размерам, отделке и материалу.

Богатые люди имели портсигары из чистого золота, гладкие, с гравированными рисунками (модны были портсигары «в полоску» — одна полоска блестящая, другая — матовая). Были золотые портсигары, отделанные эмалью. Шире были распространены серебряные с рельефными штампованными рисунками на крышке. Популярны были портсигары с изображением женщин с распущенными волосами, собак, делающих стойку, мчащихся троек, всевозможных богатырей и витязей. Более дешевыми были портсигары из вороненой стали, обычно гладкие, полированные, без рисунка, стоили такие портсигары 1,5–2 руб. Примерно столько же стоили простые портсигары «польского» серебра.

Зажигалки в то время практически не были распространены, зато в широком обиходе были спичечницы — металлические футляры для спичечных коробок. Спичечницы обычно были серебряные, украшенные чернью или цветной эмалью. Были спичечницы из папье-маше, покрытые лаком и украшенные рисунками. Все эти спичечницы были одинаковыми по конструкции, в них вставлялась коробка спичек таким образом, что внутренняя часть коробки свободно выдвигалась в обе стороны. По бокам спичечницы были прорези, открывавшие ту часть коробки, по которой чиркали спичками.

Основным типом часов были карманные. Мужские часы были очень разнообразны по внешнему виду, конструкции и материалу корпусов. Собственной часовой промышленности дореволюционная Россия не имела. Часы либо импортировались, либо собирались из импортных деталей. Наиболее распространенными марками часов были «Павел Буре», «Мозер», «Омега», «Таван-Вотч». Эти и другие фирмы выпускали часы как дешевые, так и дорогие. Самые дешевыми были так называемые цилиндрические часы из штампованных деталей и без камней. Варшава и Лодзь предлагали от 1 руб. 50 коп.плоские часы вороненой стали с такой же цепочкой.

Часы заводились или при помощи заводной головки, как на современных часах, или при помощи ключика. Корпуса часов изготавливали из золота, серебра и даже платины. Дешевые имели корпуса стальные, вороненые, никелированные, томпаковые, а также из так называемого «американского золота» (анодированные).

В карманных часах ценилась плоская форма корпуса, как более удобная для ношения. Дорогие часы имели толщину не более серебряного рубля, не считая крышек. Часы носили в левом кармане жилета. Некоторые носили их в верхнем кармане, некоторые в нижнем, укрепленными на цепочке, продетой в пуговичную петлю жилета. Цепочки были самого разнообразного фасона. Чем цепочка была тоньше и чем изысканнее была форма звена, тем она считалась элегантнее. Купцы любили носить толстые золотые или серебряные цепочки, подчеркивавшие богатство их владельцев.

В большом распространении были палки и трости. С ними ходили старики и молодые, предприниматели и рабочие, щеголи и бедняки. Разница между палкой и тростью состояла в том, что палка имела ручку, на которую при ходьбе можно было опираться, а трость имела круглый или цилиндрический набалдашник и носилась в руках исключительно из щегольства. Были легкие тростниковые или бамбуковые тросточки. Иногда употреблялись трости, плетеные из соломки. «Богатые» палки делали из черного и красного дерева, бамбука, можжевельника, украшали ручками из слоновой кости, серебра, самой разнообразной формы. Рабочие, ремесленники, мелкие чиновники довольствовались палками попроще — из вишневого дерева, вереска или железа, выкрашенного черной эмалью. В передних комнатах, в домах состоятельных горожан для тростей и зонтов стояли специальные стойки.

До революции мужские зонты были гораздо более распространены, чем теперь. С зонтами ходили не только во время дождя, но и используя их как палку. Мужские зонты были только черного цвета и имели всегда массивную дугообразную деревянную ручку. Ручки были покрыты лаком и сохраняли естественный цвет дерева. Дешевые мужские зонты делались из хлопчатобумажной ткани (обычно зонты были шелковые) и ручки на них были металлические, никелированные.

Дамские зонты от мужских отличались меньшим диаметром и значительно более высокими ручками. Были также зонтики, напоминающие трости с фигурными набалдашниками из кости, серебра в форме цветков, голов животных и т.д. Материи дамских зонтиков были различны, преимущественно темных тонов, а не исключительно черные, как мужские. Иногда они имели кайму другого цвета, отделку кружевами и бахромой. Часто к ручкам приделывались петли из шелкового шнура или тесьмы и тогда зонт в закрытом виде можно было вешать на руку.

Таким образом, производство широкого ассортимента производственных товаров, многие из которых были рассчитаны на массовый спрос, все более широкое распространение новых форм одежды, усиливающее влияние моды способствовали тому, что повседневный и праздничный городской костюм в начале XX в. стал отличаться преобладаниием в нем новых форм и большим единством у различных групп горожан. Тем не менее, изменения в одежде происходили достаточно медленно, особенно в провинции. И в мужской, и в женской одежде, кроме возрастных различий, еще сохранялись особенности, обусловленные сословными различиями, спецификой быта тех или иных социально-профессиональных групп городского населения».

           Вот так жила Подгорушка в начале 20-го века. Чувствуется , что жизнь была на подъёме. А дальше была революция…

МАТЕРИАЛ ПОДГОТОВИЛ:

В.П.Тоболяков.

22.04 2013г.